РАДОСТЬ. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ 3 страница

РЕЗЮМЕ

Смех формируется позже улыбки и проходит в своем развитии несколько стадий. Теоретические и экспериментальные исследования выявили взаимосвязь между смехом и развитием отдельных когнитивных процессов, но эмоциональная динамика смеха изучена слабо. Смех, как и улыбка, может способствовать формированию межличностных эмоциональных связей, облегчая тем самым социализацию ребенка. Он также открывает дополнительные возможности для познания и обретения нового опыта.

Эмоция радости вступает во взаимодействие с другими эмоциями, с перцептив-но-когнитивными процессами и с поведением. Переживание радости может вызывать определенные действия, но оно также порождает открытость и рецептивность восприятия, пробуждает интуицию и творческие способности.

Индивидуальные различия в порогах радости порождают разнообразие жизненных стилей. Для некоторых людей возбуждение и радость находятся в конфликте между собой, когда они сравнивают преимущества спокойствия, с одной стороны, и энергичного стремления к цели - с другой.

Экспериментальные исследования эмоции радости у взрослых углубили наше понимание предпосылок и последствий данной эмоции, а также ее переживания.

Результаты некоторых исследований показали половые различия в частоте радостных и счастливых переживаний у студентов. Одно из глубинных исследований счастья обнаружило значимую связь между личностными характеристиками, порогами радости и типами радостных переживаний. Данные психофизиологических исследований указывают на возможность дифференциации радости на основе нейрофизиологических показателей, в частности показателей активности мимических мышц.

В недавних исследованиях была выявлена такая личностная характеристика, как позитивная эмоциональность, но эта характеристика не ограничивается только эмоцией радости. Результаты некоторых исследований показывают значительные индивидуальные различия в частоте улыбок и смеха у новорожденных, однако мы пока не располагаем достаточным количеством данных для того, чтобы утверждать, что позитивная эмоциональность как индивидуальная черта присутствует уже у новорожденных.

ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ

Diener Е., Emmons R. A. The independence of positive and negative affect. - Journal of Personality and Social Psychology, 1984, 47(5), 1 105-1117.

Показано сходство позитивной эмоциональности с эмоциональными чертами характера и ее независимость от негативной эмоциональности.

Malatesta С. Z. The role of emotions in the development and organization of personality. - In: R. Thompson (Ed.). Socioemotional Development. - Nebraska Symposium on Motivation, 1990,1-56.

Теория и практические данные о роли эмоций в развитии личности.

Watson D., Clark L.A. On traits and temperament: General and specific factors of emotional experience and their relation to the five-factor model. -Journal of Personality, in press.

(1991).

Радость и счастье представлены на предложенной исследователями шкале удовольствия и шкале .

WessmanA. Е., Ricks D. F. Mood and Personality. - New York, Holt, Rinehart & Winston, 1966.

Одна из первых и все еще сохраняющих свое значение работ, посвященных взаимосвязи радости (счастья) и несчастья с особенностями личности.

Глава 8

УДИВЛЕНИЕ-ИЗУМЛЕНИЕ

Удивление нельзя назвать эмоцией в собственном смысле этого слова, ибо оно не обладает тем набором характеристик, которые присущи таким базовым эмоциям, как радость или печаль.

АКТИВАЦИЯ, ВЫРАЖЕНИЕ И ПЕРЕЖИВАНИЕ УДИВЛЕНИЯ

Удивление порождается резким изменением стимуляции. Внешней причиной для удивления служит внезапное, неожиданное событие. Этим событием может быть удар грома, вспышка фейерверка или нежданное появление друга.

Мимическое выражение удивления представлено на рис. 8-1. Оно легко распознается. Брови высоко подняты, в результате чего на лбу появляются продольные морщины, а глаза расширяются и округляются. Приоткрытый рот принимает овальную форму.

Чувство удивления знакомо каждому, но его трудно описать. Отчасти это объясняется тем, что удивление недолговечно, но еще более важную роль играет то обстоятельство, что в миг удивленья наш разум как будто становится пустым, все мыслительные процессы словно приостанавливаются. Именно поэтому реакция удивления не получает достаточного осмысления. Переживание удивления немного напоминает ощущение от легкого удара электрического тока: ваши мышцы мгновенно сокращаются, и вы чувствуете легкое покалывание от проходящего по вашим нервам разряда, которое заставляет вас вздрогнуть. Испытывая удивление, мы не знаем, как реагировать на стимул; его внезапность порождает у нас чувство неопределенности.

На рис. 8-2 представлен профиль аффективных параметров для ситуации удивления, полученный в исследовании Бартлета-Изарда. Из рисунка видно, что ситуация удивления характеризуется высокой степенью удовольствия. Это согласуется с общепринятым мнением о том, что большинство людей расценивают чувство удивления как позитивное переживание. Если попросить человека вспомнить ситуацию, в которой он испытывал удивление, то он наверняка расскажет о радостном или приятном событии. В ситуации удивления люди, как правило, испытывают примерно такое же удовольствие, как в ситуации, вызывающей сильный интерес. Воспоминания о ситуации удивления не столь приятны, как воспоминания о ситуациях радости, но значительно более приятны, чем воспоминания о ситуациях, вызывавших любую из отрицательных эмоций - печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд.

Рис. 8-2. Аффективный профиль для ситуации удивления (по данным ПШ). Условные обозначения: Удв - удовольствие, СУ - самоуверенность, Им - импульсивность, Нп - напряжение.

При удивлении средний показатель по шкале удовольствия значимо выше средних показателей по шкалам самоуверенности и импульсивности, последние в свою очередь значительно превосходят средний показатель по шкале напряжения. Уровень импульсивности в ситуации удивления выше, чем в других эмоционально значимых ситуациях, за исключением ситуаций гнева и радости. Уровень самоуверенности в ситуации удивления выше, чем в любой из эмоционально негативных ситуаций; то же самое можно сказать о параметре напряжения, средние значения которого приблизительно одинаковы в ситуациях удивления и интереса и значимо выше, чем в ситуации радости. Полученные значения параметра напряжения в различных эмоционально значимых ситуациях в известной мере подтверждают предположение Томкинса (Tornkins, 1962) о том, что удивление занимает промежуточное положение между позитивными и негативными эмоциями. Хотя большинство испытуемых-студентов в нашем исследовании (все они были американцами и относились к среднему классу) оценивали ситуацию удивления как приятную, укрепляющую уверенность человека в себе, уровень субъективно ощущаемого напряжения при этом скорее приближался к уровню напряжения, который характерен для ситуации печали, нежели для ситуации радости. Поскольку во всех эмоционально негативных ситуациях показатели по шкале напряжения значительно превосходят аналогичные показатели в ситуациях удивления, интереса и радости, то мы имеем все основания заключить, что напряжение, достигая определенного уровня, переживается человеком как негативное состояние. Однако следует отметить, что положительная эмоция интереса-возбуждения может создавать гораздо более высокий уровень напряжения, чем эмоция радости.

Рис. 8-3. Эмоциональный профиль для ситуации удивления (по данным ШДЭ). Условные обозначения: Рд-радость, Ин-интерес, Уд - удивление, См - смущение, Стр - страх.

На рис. 8-3 представлен эмоциональный профиль для ситуации удивления. Каждая пара последовательных значений характеризуется выраженными внутренними различиями. У испытуемых, принимавших участие в исследовании Бартлета-Изар-да, типичный эмоциональный паттерн в ситуации удивления складывался из комбинации трех эмоций - удивления, радости и интереса. Из отрицательных эмоций в ситуации удивления у наших испытуемых наиболее часто активировались эмоции смущения (стыда) и страха. Например, человек испытывал смущение оттого, что был , оказался на виду. Средний показатель эмоции страха имеет довольно низкое значение, и поэтому можно предположить, что страх не слишком часто ассоциируется с ситуацией удивления. Однако сам факт присутствия этой эмоции может служить подтверждением предположения, что на нейрофизиологическом уровне удивление и страх имеют сходные или общие компоненты (Tornkins, 1962).

ЗНАЧЕНИЕ УДИВЛЕНИЯ

Из приведенного выше описания удивления ясно, что это весьма кратковременное состояние, - оно наступает внезапно и так же быстро проходит. В отличие от других эмоций, удивление не может длительно мотивировать поведение человека. В каком-то смысле удивление не является эмоцией в истинном значении этого слова, оно во многом отлично от базовых эмоций, рассматриваемых в данной работе.

Если удивление так быстротечно и почти не оказывает мотивирующего влияния на мыслительные процессы и действия человека, то каковы его функции? Основная функция удивления состоит в том, чтобы подготовить человека к эффективному взаимодействию с новым, внезапным событием и его последствиями. Готовность к встрече с новым чрезвычайно важна для человека. Если взглянуть на этот вопрос с эволюционной точки зрения, то становится очевидно, что первобытный человек должен был обладать способностью изменять свою мотивационную установку в связи с возникновением опасной ситуации, например в момент внезапного появления хищника, - в противном случае он просто не выжил бы.

Человек всегда испытывает ту или иную эмоцию, и, как правило, не одну. Некоторые эмоции характеризуются психологической инертностью - однажды возникнув, они долго не угасают. Примером такой эмоции может служить печаль. Специалисты в области психических нарушений знают, как плохо поддается лечению депрессия, - она представляет собой целый комплекс эмоций и чувств, среди которых доминирует эмоция печали. Если бы не реакция удивления, которая способна изменить общий эмоциональный фон человека, то внезапное возникновение опасной ситуации, например появление ядовитой змеи или мчащегося автомобиля, для человека в состоянии депрессии означало бы верную гибель.

Таким образом, основная функция удивления состоит в том, чтобы в момент внезапного изменения в окружающей среде прекратить активность нервной системы, которая перестала быть уместной и может помешать адаптации. По меткому выражению Томкинса (Tornkins, 1962), удивление - это . Удивление освобождает проводящие нервные пути, подготавливает их к новой активности, отличной от предыдущей.

Если Джон чаще испытывал приятное удивление, то он наверняка будет расценивать удивление как позитивный опыт, хотя, строго говоря, удивление не является ни позитивной, ни негативной эмоцией. Если Ребекка чаще испытывала неприятное удивление, она, скорее всего, будет расценивать его как отрицательный опыт и будет хуже справляться с ситуациями, вызывающими удивление. Нарушения процесса социализации удивления приводят к тому, что человек, оказываясь в новой, необычной ситуации, всякий раз испытывает страх, действует неэффективно, независимо от того, изменилась ситуация внезапно или нет.

Результаты исследования причин и последствий удивления у студентов колледжа представлены в табл. 8-1.

Таблица 8-1

Причины и последствия удивления

Ответы; Число испытуемых, давших ответы* (%)

*N - приблизительно 130 студентов колледжа.

Причины удивления

Чувства:

1. Синонимы удивления: испуг, шок; 31,4;

2. Неожиданное осознание чего-то; 22,3;

3. Растерянность, смущение, конфуз; 12,4;

4. Физическая или психическая стимуляция; 8,3;

5. Чувство, что введен в заблуждение, обида; чувство, что тобой воспользовались; 7,4;

6. Синонимы страдания: угнетенность, печаль; 4,6;

7. Синонимы стыда: смущение, стеснительность; 0,7;

8. Другие чувства; 12,4;

Мысли:

1. Мысли о какой-нибудь ошибке, несообразности; 27,3;

2. Мысли об определенном человеке или деятельности; 23,9;

3. Неожиданное осознание чего-то; 19,8;

4. Оригинальная, творческая мысль; 16,5;

5. Другие мысли; 12,4;

Действия:

1. Оригинальное, творческое действие; 33,9;

2. Неожиданный успех или неудача; 33,1;

3. Глупое, ошибочное действие; 15,7;

4. Реакция на стимул; 7,4;

5. Другие действия; 9,9;

Последствия удивления

Чувства:

1. Синонимы удивления; 37,6;

2. Растерянность, смущение; 14,3;

3. Синонимы страха; 10,5;

4. Синонимы интереса; 10,0;

5. Счастье или печаль, в зависимости от контекста; 6,8;

6. Синонимы удовольствия; 4,5;

7. Синонимы стыда; 2,3;

8. Другие чувства; 14,3;

Мысли:

1. Мысли о причине, вызвавшей удивление; 39,9;

2. Мысли о том, что удивляться не следовало бы; 33,9;

3. Ожидание последствий; 11,2;

4. Мысли о возможных положительных последствиях; 0,7;

5. Мысли о том, как вновь обрести контроль над собой и ситуацией; 0,7;

6. Другие мысли;

Действия:

1. Попытки понять причину удивления; 28,5;

2. Попытки обрести контроль над собой и ситуацией; 21,8;

3. Выражение удивления, вербальное или физическое; 18,8;

4. Действия, продиктованные ситуацией, необходимые действия; 9,2;

5. Ожидание последствий; 7,5;

6. Панические, иррациональные действия; 3,0;

7. Выражение удовольствия; 2,3;

8. Другие действия; 9,2;

Чарлзуорт (Charlesworth, 1969) в своем детальном резюме обширной литературы, посвященной проблеме удивления, определяет его как функцию ошибки ожидания (в отличие от неожиданности). Такое определение удивления исключает возможность его проявления раньше 5-7-месячного возраста, ибо новорожденный ребенок в силу недостаточного развития когнитивных функций еще не способен к формированию ожиданий и предположений. Работая в рамках этой концептуальной схемы, Чарлзуорт доказывает, что удивление играет важную роль в когнитивном развитии. Он говорит о его побудительной, , подкрепляющей роли в формировании многообразия реакций, детерминирующих развитие когнитивных структур, то есть приписывает удивлению те черты, которые в теории дифференциальных эмоций рассматриваются как характеристики эмоции интереса.

Бауэр (Bower, 1974) придерживается противоположной точки зрения. Он приводит данные, свидетельствующие о том, что реакция испуга, или удивления (он употребляет эти термины как синонимы), наблюдается у младенцев уже через несколько часов после рождения. Однако, несмотря на различия в подходах, оба исследователя сходятся в том, что реакция удивления является критерием развития определенных когнитивных процессов и может служить показателем этапов когнитивного развития.

ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ

Charlesworth W. R. Instigation and maintenance of curiosity behavior as a function of surprise versus novel and familiar stimuli. - Child Development, 1964, 35, 1 169-1 186.

В работе показано положительное воздействие удивления на возникновение и развитие исследовательского поведения.

Charlesworth W. R. The role of surprise in cognitive development. - In: D. Elkind, J. H. Flavell (Eds.). Studies in cognitive development. - New York and London, Oxford University press, 1969,257-314. Обсуждение динамики удивления и его связи с когнитивными процессами.

Ekman P., Friesen W. V., Simons R. С. Is the startle reaction an emotion? - Journal of Personality and Social Psychology, 1985, 49(5), 1416-1433.

Глава 9

ПЕЧАЛЬ

Печаль обычно относят к негативным переживаниям, однако нужно отметить, что это очень специфическая эмоция. Деление эмоций на и - вопрос удобства; подобная классификация не может адекватно передать всех характеристик дискретных эмоций. Мы уже отмечали, что такая позитивная эмоция, как радость-возбуждение, может не только вызывать бессонницу, но и имеет отношение к маниакальным нарушениям.

ВЫРАЖЕНИЕ, ПЕРЕЖИВАНИЕ И ФУНКЦИИ ПЕЧАЛИ

Эмоция печали может играть положительную роль в жизни человека. Представьте только, каким был бы наш мир без этой важнейшей человеческой эмоции. Разве были бы мы способны к формированию крепких, устойчивых связей с людьми, разве дорожили бы ими, если бы возможность разрыва этих связей не вызывала у нас печали? И насколько были бы мы, если бы не умели скорбеть о смерти любимого человека или сопереживать его горю?

Причины печали

Мы уже отмечали, что любая базовая эмоция имеет под собой естественные основания. Говоря о естественных причинах эмоции, мы имеем в виду такие причины, которые являются общими для всех людей, независимо от их национальности, культурных и социально-экономических условий жизни, уровня образования. Так, новизна и перемены являются универсальными активаторами эмоции интереса. В определенных обстоятельствах лицо знакомого человека может стать источником радости, и этот фактор радости преодолевает культурные и этнические ограничения. Точно так же эмоция печали имеет свои универсальные активаторы.

Разлука, или отделение, как физическое, так и психологическое, является одним из основных и наиболее распространенных активаторов печали. Вынужденная разлука с семьей или близким другом вызывает у нас печаль, но человек может ощущать одиночество, испытывать печаль, даже находясь в толпе. Психологическая изоляция может принимать самые разные формы, это может быть неспособность к общению, к искреннему выражению своих чувств, неумение завоевать симпатию окружающих. У человека при этом отсутствует чувство принадлежности, он чувствует себя одиноким, покинутым людьми.

Пожалуй, самую глубокую печаль у нас вызывает смерть. Смерть близкого друга или члена семьи - это невосполнимая утрата. Мы теряем человека, с которым были связаны долгими и прочными узами, которому посвятили многие часы своей жизни, с которым делили свои радости и беды. Подобная утрата дружеских, любовных отношений вызывает у нас горе.

Другой универсальной причиной печали является разочарование, особенно когда оно вызвано крушением надежд. Подобно разлуке, разочарование иногда приводит к чувству психологической изоляции, одиночества, утраты. Так, человек чувствует себя одиноким, когда ему долгое время не звонит близкий друг, когда любимый человек забывает поздравить его с днем рождения, не приходит на назначенное свидание или не считает нужным поделиться с ним своей радостью. Хотя в подобных случаях человек испытывает множество эмоций, одной из них непременно будет эмоция печали.

Неудача в достижении поставленной цели также может вызывать у человека печаль. Однако нужно помнить о том, что установки и стремления людей очень различны. Так, например, один студент будет счастлив, получив на экзамене или даже , тогда как для другого эти же оценки будут означать провал.

Бек (Beck, 1967), один из выдающийся психиатров, выдвинул убедительные доводы в пользу когнитивных механизмов формирования депрессии. Говоря об эмоциях, в данном случае об эмоции печали, нужно всегда учитывать, как индивид воспринимает и оценивает себя, каким он видит этот мир и свое будущее в нем. Если ребенок часто оказывается в ситуациях, с которыми объективно не способен совладать, если часто переживает неудачи, то в конце концов он может начать винить в этом самого себя, может утвердиться в мысли о своей несостоятельности. В таких случаях большое значение имеет реакция родителей и старших детей в семье. Если отец ругает себя за то, что потерял работу, хотя истинной причиной его увольнения была общая экономическая ситуация в стране, то его сын, усвоив это отношение к неудачам, может винить себя за любое случившееся с ним несчастье.

Предрасположенность к печали. Индивидуальные различия

Как и в случае с любой другой эмоцией, предрасположенность к печальным переживаниям индивидуальна и зависит от двух факторов - биологического и социального. Нейрофизиологические исследования выявили отдельные нейронные, химические и физиологические механизмы, участвующие в процессе эмоциональной регуляции (Puig-Antich, 1986). Мы располагаем также данными, свидетельствующими о том, что депрессия - психическое расстройство, в котором ключевую роль играет эмоция печали, - может иметь наследственную природу. Но предрасположенность к печали детерминирована не только биологическими предпосылками, но и уникальным жизненным опытом индивида. Есть множество ситуаций, которыми мы не состоянии управлять и которые вызывают у нас печаль. Так, вы можете быть хорошим работником, но вас могут уволить в связи со сложившейся экономической ситуацией. Болезнь близкого человека - еще один пример печальной ситуации, над которой мы почти не властны. Как уже говорилось, люди, часто переживавшие в детстве неудачи, отличаются большей уязвимостью, большей предрасположенностью к печали и депрессии.

Мимическое выражение печали

Приведенные ниже фотографии опечаленного младенца и опечаленного взрослого (рис. 9-1) служат прекрасной иллюстрацией мимического выражения рассматриваемой эмоции. У опечаленного человека внутренние концы бровей приподняты и сведены к переносице, глаза слегка сужены, а уголки рта опущены. Иногда можно наблюдать легкое подрагивание слегка выдвинутого подбородка. В зависимости от возраста человека и интенсивности переживаемой печали, ее мимическое выражение может сопровождаться вокальным компонентом - плачем или рыданиями.

Очевидно, однако, что в печали наше лицо не всегда выглядит таким, каким мы видим его на этой фотографии, и тому есть несколько причин. Во-первых, выражение эмоции гораздо менее продолжительно, чем ее переживание. Мимически печаль выражает себя в течение нескольких секунд, но ее переживание может длиться очень долго. Но даже при отсутствии выраженных мимических проявлений, печаль обычно так или иначе выдает себя, хотя признаки ее могут быть почти неуловимыми. В печали лицо человека выглядит поблекшим, лишенным мышечного тонуса, глаза кажутся тусклыми. Опечаленный человек разговаривает мало и неохотно, темп его речи замедлен.

Вторая причина заключается в том, что очень многие люди подавляют выражение печали. Даже испытывая сильную печаль, они пытаются улыбаться, стараются сохранить невозмутимое, спокойное выражение лица. Даже старшие дети, не говоря уже о взрослых, способны сдерживать выражение печали или скрывать его под маской другой эмоции, - вспомните Экмана, о которой мы говорили в главе 6. Однако, сколь бы слабыми ни были проявления печали, они не ускользнут от взгляда внимательного наблюдателя.

Переживание печали

Эмоция печали переживается как грусть, уныние, хандра. Опечаленный человек может сказать, что у него . Но это чувство тяжести повсеместно - мы ощущаем тяжесть в лице, в груди, в конечностях, это ощущение разливается по всему телу, словно вся тяжесть мира взвалена на наши плечи. В печали мы часто ощущаем вокруг себя мрак и пустоту, жизнь кажется нам лишенной красок и тепла, мы не находим человека, который разделил бы с нами это чувство пустоты и одиночества.

Переживание печали включает в себя комплекс чувств, и эти чувства обычно сопровождаются конкретными образами, мыслями, воспоминаниями. Переживание печали вызывает воспоминания о других печальных событиях, зачастую определяя наше восприятие мира, который кажется нам серым и унылым, словно мы смотрим на него сквозь запыленное стекло или видим лишь его тусклое отражение.

Интенсивное переживание печали доставляет человеку боль. Человек может чувствовать болезненные ощущения в лице, в груди. Некоторые исследователи, однако, считают возможным различать истинные болезненные ощущения и ощущения, вызываемые эмоциональным страданием. Действительно, несмотря на некоторое сходство между отдельными формами физического страдания и печали, физическое страдание, вызванное ощущением боли в пальце, по которому ударили молотком, отлично от чувства печали. Очевидно, что это разные формы страдания. Однако спазмы лицевых мышц и болезненные ощущения в груди, которыми сопровождается интенсивная печаль, могут представлять собой психический эквивалент физической боли. Печаль может вызывать психическую боль, и зачастую эта боль переживается человеком глубже и острее, чем физическое страдание.

Профиль аффективных составляющих для ситуации печали (по данным ПШ) представлен на рис. 9-2. Мы видим, что наивысшее значение принимает параметр напряжения. Однако, согласно теории дифференциальных эмоций, печаль по сравнению с другими негативными эмоциями характеризуется самым низким уровнем напряжения. Это значит, что человек гораздо легче переносит печаль, чем страх или любую другую негативную эмоцию, и это особенно подчеркивал Томкинс (Tonnkins, 1963). Показательно, что импульсивность, вторая по выраженности характеристика печали, все же принимает меньшие значения, чем для всех остальных эмоций, изучавшихся в эксперименте Бартлета-Изарда. Средний показатель по шкале самоуверенности в ситуации печали значимо не отличается от средних пока-зателеи самоуверенности при переживании стыда и вины, но при переживании печали он значительно выше, чем в ситуации страха. Как и следовало ожидать, параметр удовольствия в ситуации печали отмечен столь же низким показателем, как и в ситуациях страха, гнева и вины, существенно ниже, чем в ситуации стыда.

Рис. 9-2. Аффективный профиль для ситуации печали (по данным ПШ). Условные обозначения: Удв - удовольствие, СУ - самоуверенность, Им - импульсивность, Нп - напряжение.

Рис. 9-3. Эмоциональный профиль воображаемой ситуации печали (по данным модифицированной ШДЭ). Условные обозначения: Пч - печаль, Ин - интерес, Уд-удивление, Стр-страх, Гн - гнев.

Эмоциональный профиль для ситуации печали (по данным модифицированной ШДЭ) представлен на рис. 9-3. В качестве доказательства достоверности данного профиля на рис. 9-4 представлен аналогичный профиль, полученный с помощью стандартной ШДЭ. Очевидно, что оба профиля отражают одну и ту же тенденцию. В обоих случаях ключевой эмоцией является эмоция печали, она отмечена наивысшими показателями. Следующей по значимости эмоцией в первом случае является эмоция страха, а во втором - эмоция интереса, причем средние значения той и другой составляют примерно 50 % от средних значений эмоции печали. Различия между средними значениями страха и интереса в обоих случаях незначительны. Оба профиля свидетельствуют о том, что в ситуациях, связанных с печальным эмоциональным опытом, люди переживают не одну, а несколько эмоций.

Результаты различных исследований показали, что из всех эмоционально значимых ситуаций одной из наиболее сложных является ситуация печали. Только в ситуациях смущения и вины человек переживает столь же сложный комплекс эмоций, как в ситуации печали. Следует отметить, что эмоциональный профиль ситуации печали характеризуется более высокими значениями эмоций страха и интереса по сравнению с эмоцией гнева. Гнев и другие показатели враждебности в ситуации печали выступают не столь ярко, как при депрессии.

Рис. 9-4. Эмоциональный профиль воображаемой ситуации печали (по данным стандартной ШДЭ). N=68. Условные обозначения: Пч - печаль, Стр - страх, Ин - интерес, Уд - удивление, Гн - гнев.

Функции печали

Итак, ни одну из эмоций нельзя считать исключительно позитивной или исключительно негативной, хорошей или плохой, полезной или вредной. И эмоция печали не исключение из этого правила. В определенных условиях и при определенных обстоятельствах она выступает как единственно адекватная реакция.

Таким обстоятельством может стать смерть близкого человека. Когда семья теряет одного из своих членов, остальные собираются вместе, чтобы оплакать его, и хотя установившаяся между ними близость вызвана смертью, страданием, каждый из них с особой остротой ощущает глубокую, прочную связь, объединяющую его с родственниками. Это чувство общности, принадлежности составляет чрезвычайно важную часть психической жизни человека. Совместная скорбь по усопшему объединяет семью, является источником помощи и поддержки, которые так необходимы каждому из нас для счастливой и полноценной жизни.


8390904042455248.html
8391020467255649.html

8390904042455248.html
8391020467255649.html
    PR.RU™