Записи Капитана Джека Харкнесса 2 страница

– Ты никогда не устанешь знать всё? – улыбнулась Роза.

К этому моменту они уже подошли к лестнице и как только собрались по ней подняться, дорогу преградил солдат, указавший на главный выход.

– Пожалуйста, покиньте помещение! – прокричал он.

Резко развернувшись, парочка пошла в другую сторону. Роза взглянула на часы:

– Где же отвлекающий манёвр?

Внезапно, у главных дверей раздался какой-то шум.

Роза слышала какие-то вопли и, как ни странно, завывания, напоминавшие смущённый смех. Сначала она не видела, что происходит. А потом появился совершенно голый Капитан Джек, который с дикими криками прорывался через толпу.

Роза автоматически отвернулась прежде, чем смогла что-либо заметить. Джек же теперь бежал к лифту, двери которого закрывались. Дежуривший у лестницы солдат побежал его останавливать, присоединяясь к общей свалке в ошеломлённой толпе.

Посмотрев в пол и прошептав: «Бесстыдник», Роза не смогла не улыбнуться мужеству Капитана.

– Не-а, не самый крупный отвлекающий манёвр на моей памяти, – рассмеялся Доктор и, взяв девушку за руку, крикнул: - Живее! Побежали!

Они помчались по уже не охраняемой лестнице, перескакивая через три ступеньки за раз.

В почти что пустой больнице не составило труда найти то, что они искали. На обнаруженной карте здания были отмечены изолированные палаты седьмого этажа.

Они достигли седьмого этажа – Роза, слегка задыхающаяся после подъёма на четырнадцать лестничных пролётов, и Доктор, не запыхавшийся вовсе – и продолжили свой путь по длинному, отзывающемуся эхом коридору. Бесшумно подкравшись к большому окну одной из палат, парочка осторожно села на корточки и подняла головы, выглядывая из-за подоконника.

Вокруг больного собралась небольшая группа врачей в белых халатах. Медсестра, с тревогой наблюдающая за происходящим, и озадаченный офицер стояли немного в стороне. Роза начала присматриваться к пациенту, небольшой рост которого навёл её на мысль, что это всего лишь ребёнок или подросток. Но один из врачей отошёл, и на её обозрение предстала грубые физиономия юноши: громадный, сглаженный по краям нос, грузный широкий лоб, густые кустистые брови. Так или иначе, хотя всё было на своих местах, черты его лица не давали в сумме полностью человеческий портрет.

– Не человек, да? – прошептала Роза.

– Смотря, что иметь в виду, – пробурчал Доктор. – Определённо не инопланетянин.

Пронесшиеся в голове воспоминания о полузабытых уроках и недосмотренных документальных фильмах по BBC2 помогли Розе вспомнить нужное слово:

– Неандерталец. Они же вымерли миллионы лет назад.

– Около двадцати восьми тысяч, – поправил Доктор. – По эволюционным маркам – это прошлый вторник.

– И у них были генераторы разломов для путешествий во времени? – нахмурилась девушка, неуверенная, а потому готовая услышать обратное.

– Не-а, – покачал головой Доктор. – Они хоть и были смышлеными, но не настолько. – Он сделал озадаченное лицо, пожал плечами и улыбнулся. – Потом разберёмся.

– Наверное, ты знаком с массой неандертальцев, – поддразнила Роза.

– Да-а, встречал парочку. – Повелитель времени посмотрел на неё помрачневшим взглядом с тенью беспокойства. – Их было немного, они вымирали, поскольку были ослаблены изменениями в климате. Они просто не смогли соперничать.

– С людьми? – Роза тут же поняла, что его беспокоило. – Люди их добили?

Доктор кивнул.

– И, если не вытащим его отсюда, сделают это снова.

Роза снова посмотрела на застывшее в безмолвном ужасе лицо неандертальца. Его явно пугало окружение.

– Я – человек, – напомнила она, повернувшись к Доктору. – Мы не все такие.

– Да, у вас попадаются и порядочные. Время от времени, – улыбнулся тот.

Вероника считала свой английский довольно неплохим, но вскоре поняла, что за тихой речью чужих докторов и солдат ей уследить трудно. Она рассказала о необыкновенных чертах пациента старшей медсестре; та направила его врачу; а он, сделав несколько фото- и рентген-снимков, отослал их кому-то по электронной почте. Спустя двадцать минут пришёл приказ о немедленной эвакуации, и внезапно появились эти незнакомцы. Веронику, оставшуюся при больном, так никто и не удосужился отпустить. По её мнению, она была не нужна: только что прибывшие люди не проявляли к ней ни капли интереса, всё их внимание было устремлено на пациента. Продолжая его рассматривать и качать головами, они бормотали слово, распознать которое ей было трудно: неандерталец.

Вероника вколола парню успокоительное и больше не принимала участия. Она видела, как из его глаз уходит недвижимый страх, и теперь боялась, что кем бы он ни был, или что бы ни решили незнакомцы, вряд ли это кончится хорошо. Вероника чувствовала себя беспомощной, она не могла, но хотела всех прогнать, чтобы просто позаботиться о юноше.

Внезапно двери комнаты распахнулись, и вошёл мужчина в кожаной куртке и джинсах. У него были коротко подстриженные волосы, а глаза сверкали синим пламенем. Рядом с ним шла на удивление молодая медсестра. И хотя Вероника не доверяла незнакомцам, к этим двоим она прониклась доверием и симпатией: будто бы в глубине души сработал какой-то подсознательный сигнал.

– Здравствуйте, – самоуверенно начал мужчина. – Извините, что задержался. Я – доктор… – он обежал глазами комнату и увидел прикроватный столик. – Я – доктор Тейбл. И как ведущий специалист страны по тяжёлым случаям акромегалии[5], всего лишь взглянув на этого человека, могу заметить, что ему необходима помощь, а если Вы думаете, что это неандертальский атавизм, то сильно заблуждаетесь, однако я не буду ругаться из-за этой распространённой ошибки, так что просто отдайте его, и я окажу ему необходимую заботу и внимание. – Прозвучавшие слова были сказаны с теплом, небрежностью и властью. Затем, не дав присутствующим и слова вымолвить, Доктор обратился к своей спутнице: – Сестра Тайлер, – и с улыбкой, похожей на выглянувшее из-за туч солнце, он повернулся к молодой женщине, – и Вы, пожалуйста, переложите юношу на каталку.

Вероника повиновалась, будто только так и должно быть.

Как только они с сестрой Тайлер переложили парня, послышался вздох облегчения, прозвучавший почти как обиженный.

– Акромегалия, – сказал один из врачей. – Ну, конечно.

– Да, – подтвердил незнакомец, – ужасная болезнь, и я – доктор Тейбл, величайший специалист – могу с ней справиться. Поэтому Вам нужно отозвать глупых солдатиков и позволить мне помочь ему. Снаружи ждёт карета скорой помощи, так что…

К этому моменту они уже шли по коридору к лифту.

– Видишь? – просиял Доктор, обращаясь к сестре Тайлер. – Говорил же. Чувствуется такое облегчение, когда кто-нибудь приходит и отвечает на вопрос. Раз плюнуть. – Он бросил взгляд на бейдж Вероники и прочёл имя. – Здравствуйте, Вероника. Как дела в Кракове? Не был у Вавеля[6] с тех самых пор, как обхитрил того дракона, около тринадцати веков тому назад.

Вероника улыбнулась.

Войдя в лифт, она хотела закричать: «Не знаю, кто вы, но заберите меня с собой!». А посмотрев на медсестру Тайлер, подумала: «Если Вы – его друг, хотела бы я быть Вами».

Доктор нажал кнопку цокольного этажа, а когда двери закрылись, он взял парня за руку:

– Всё будет хорошо, приятель. Я – Доктор. И я не один из Них. Похож, но совсем другой, ясно?

К удивлению Вероники, молодой человек посмотрел прямо на него и совершенно неожиданно произнёс высоким девичьим голосом: «Ясно».

– Давай же, давай, – повторяла медсестра Тайлер, тыча большим пальцем в кнопку лифта.

Раздался сигнал тревоги, и лицо Доктора вытянулось.

– Знаю, что не права, – сказала она, улыбаясь, – но вообще-то я рада, что это не сработало.

Вероника распахнула двери лифта и начала затаскивать каталку за угол. Несмотря на рёв сирены, она слышала топот бегущих ног.

– Сюда, – выкрикнула она. – В грузовой лифт!

Подбежав к ней, Доктор подарил ей ещё одну из своих потрясающих улыбок и по какой-то непонятной причине воскликнул:

– Два порядочных человека!

Сердце Вероники дрожало от волнения: она ещё никогда не чувствовала себя настолько живой.

С этим чувством и не без помощи спутников она втолкнула каталку в грузовой лифт.

Когда двери открылись, все четверо попали в продуваемый пустой коридор, ведущий к кухням. Чёрных ход оказался закрыт большой металлической решёткой. Вероника побежала вперед и мощным толчком открыла её, а остальные вывезли каталку в переднюю часть, ведущую в закоулок. Сирена всё ещё звенела, поэтому медсестре Тайлер приходилось громко кричать. Она употребила ещё одно слово, которое Вероника никогда не слышала:

– ТАРДИС у парадного входа!

Ноги в тяжёлых ботинках неслись к ним по бетонной площадке. Солдаты оббегали вокруг и могли оказаться перед ними в любой момент. В поисках вдохновения Доктор щёлкнул пальцами:

– Необходим ещё один отвлекающий манёвр.

– Ни за что! – кусая губы, ответила медсестра Тайлер.

– Но он необязательно должно быть таким же, – сказал Доктор. Повернувшись ко второй медсестре, он указал направо, в направлении подходящих солдат. – Вероника, Вы – умница, соврите им!

Схватив каталку, Доктор и медсестра Тайлер с невероятной скоростью побежали влево.

У Вероники оставалось несколько секунд в компании этих незнакомых, но замечательных людей:

– Кто вы? – отчаянно крикнула она им вслед.

– Вы никогда не узнаете! – не оборачиваясь, крикнул Доктор. – Но Вы помогли спасти жизнь! Сегодня Вы хорошо потрудились!

И с этим он скрылся за углом – за секунду до того, как во дворе появились солдаты.

Вероника указала на двери, ведущие в коридор, и крикнула:

– Они вернулись внутрь!

Солдаты, обойдя её, толпой ввалились в здание.

Вероника облокотилась на стену. Она чувствовала, что жизнь вряд ли ещё когда-нибудь будет такой же захватывающей.

К счастью, все солдаты по зову сирены сбежались к чёрному ходу здания. Доктор и Роза перешли дорогу прежде, чем кто-либо из напуганных зевак успел им помешать.

Каталка ударилась о двери полицейской будки. В замке уже был ключ, и Доктор в спешке ставил неандертальца на ноги. Проведя его внутрь, он уже хотел зайти следом, но почувствовал на плече руку Розы:

– А как же Джек?

Раздалось дикое улюлюканье.

– Достаточно отвлекающее? – спросил перебежавший дорогу Капитан, присоединяясь к друзьям.

– Пожалуйста, надень хоть что-нибудь! – воскликнула отвернувшаяся Роза, когда троица вошла в ТАРДИС.

Роза усадила неандертальца в кресло. Казалось, он был ошеломлён пещерным интерьером ТАРДИС не больше, чем всем остальным. И пока Доктор смотрел через сканнер на беспорядочную толпу снаружи, безуспешно пытаясь скрыть радость по поводу устроенного им беспорядка, Джек проскользнул внутрь, чтобы найти одежду.

Роза кашлем обратила внимание на гостя:

– Может, ему сделать чашку чая или ещё чего?

– Мы же не хотим напугать его ещё больше, – сказал подошедший Доктор. – Ты ведь не умеешь нормально заваривать чай. Окунаешь, вынимаешь, и всё. – Склонившись к неандертальцу, он улыбнулся. – Ему вкололи успокоительное, но скоро это пройдёт.

– Он испуган.

– Культурный шок, – внезапно посерьёзнел Доктор. – Попал в совершенно бессмысленный мир. Поэтому необходимо как можно скорее вернуть его домой.

– Теперь, находясь в ТАРДИС, – прошептала Роза, – он может нас понимать? Может общаться?

Она имела в виду способность ТАРДИС просачиваться в сознание пассажиров, позволяя им понимать любую разговорную и письменную речь, словно свою собственную.

– Конечно, могу, – ответил неандерталец.

Роза вздрогнула: его голос оказался громким и высоким, почти как у попугая.

– Извини, – сказала она и улыбнулась, протягивая руку. – Меня зовут Роза, а тебя как?

– Дас, – представился он и, сощурив глаза, очень медленно произнёс: – Это будущее, да? Время, которое грядёт?

– Да, – ответила Роза и повернулась к Доктору. – Как он понял?

– Думаешь, я глупый, – продолжал Дас. – Большинство из вас всегда считало нас таковыми. Должно быть, это будущее. И в нём полно вашего народа. Но где же мой?

Доктор неловко переглянулся с Розой и не очень убедительно улыбнулся Дасу:

– Ты возвращаешься домой, приятель. Вот, что важно.

На сей раз одетый в чёрные обтягивающие брюки и футболку-безрукавку, в комнату управления вернулся Капитан Джек.

– А это деревенский житель, – закатила глаза Роза.

– Если хочешь, я снова всё сниму. – Затем он с серьёзным видом поднял руку и нажал кнопку на своём устройстве. В блеснувшем пучке света завертелись числа и маленькая голограмма Земли. – Я отследил след искажения. Следует слетать в то время, когда он начался.

– И когда же? – поинтересовалась Роза.

– Как раз тогда, когда думаешь, – ответил Джек. – Он покинул Бромли в среду, 24 мая 29185 года до Рождества Христова. Спросим его, как?

– Я преследовал Редди, одного из ваших, – начал Дас. – Он приходил в лес и показывал странные рукотворные штуки, вроде этой, – он указал на наручное устройство Джека. – Ка сказал, что он из будущего. Он подошёл к странному дереву и открыл его, а я вошёл следом. В удивительную пещеру, полную рукотворных штук. И потом, неожиданно, я попал сюда.

– Путешественники во времени с генератором разломов в самой уязвимой точке человеческой истории – это безумие, – вздохнул Джек.

– Как ты слоняешься во времени, так ничего, а как кто-то другой – безответственно и ненормально? – улыбнулась Роза, вспомнив про первую встречу с Капитаном в Лондоне 40-х годов XX века.

– Я знал, что делал, – встал в оборону Джек.

– Да, и случайно чуть ли не уничтожил человечество, – не смогла смолчать Роза. Но намного больше её интересовал Дас, хоть было и не совсем понятно, о чём он говорил. – Общительный, да? – шепнула она Доктору, подошедшему к консоли и начавшему вводить координаты следующего путешествия. – Хорошо держится.

– Хорошо держалась ты, в пятимиллионном году, – напомнил он. – Промежуток намного больший, а он – практически из того же семейства.

– Я хочу вернуться, но я должен узнать про будущее. Где мой народ? – начал было Дас, но Доктор прервал его:

– Я не могу ответить на твои вопросы. Ты летишь домой. Попытайся забыть сегодняшний день. Это был просто безумный, дурной сон.

– Мы возвращаемся в лес? – поднялся Дас. – Ты правда так можешь?

– Да, – сказал Доктор. – Обещаю. В два счета.

И с этими словами он повернул рычаг, управляющий двигателями, и, ухмыльнувшись, помахал толпе на экране, когда ТАРДИС начала дематериализовываться. Проверяя часы, Доктор посмотрел на круговую шкалу, расположенную на консоли:

– Будем там через десять минут, Дас.

Пол завибрировал, и зелёная колонна в центре ТАРДИС с привычным шумом начала подниматься и опускаться. Роза воспользовалась взлётным шумом и наклонилась поближе к Доктору:

– Их убили мы? – прошептала она. – Человечество их истребило? Вот ты о чём говорил. Но он ведь… как мы.

– А если бы не был, всё было бы иначе? – уклончиво спросил он.

– Ты знаешь, о чём я, Доктор. Это отвратительно, – содрогнулась Роза.

И прежде чем он успел ответить, Джек крикнул: «Эй!»

Доктор со спутницей резко развернулись.

Дас упал на трясущийся пол ТАРДИС. Сначала Роза подумала, что виновата сбивающая с ног турбулентность дематериализации, но потом увидела, как неандертальца окутал жуткий зеленоватый свет…

…и он начал растворяться в воздухе.

H

авалившись на консоль ТАРДИС, Доктор стучал по панели с противоположной стороны и кричал:

– Нет, вернись, вернись! Нет… – с отчаянием взглянув на Даса, он нажал около семнадцати кнопок за раз, используя пальцы, ноги и всё, что мог. Если бы Роза не была столь обеспокоена, она бы наверняка зааплодировала.

ТАРДИС, даже по своим обычным меркам, сильно задрожала. Розу швырнуло на пол, затем она встала на ноги и провальсировала в обратном направлении, сметая всё на своём пути. В коленных и локтевых суставах слышался треск. Она схватилась за поручень и старалась держаться, пока древние внутренности космического корабля вопили в муках. Роза видела, как мимо неё просвистело что-то черно-белое, и поняла, что это был Джек. ТАРДИС издала последний возмущённый вопль, будто бы выкрикнув: «Как ты смеешь так со мной!», и колонна, с глубоким сотрясающим грохотом, остановилась.

Роза подняла голову, убрала с глаз волосы и присела. Распластанный на полу Дас лежал без сознания. Жуткое свечение угасало, и он снова возвращался в твёрдое состояние. Она уставилась на Доктора, который гладил консоль и шёпотом приговаривал:

– Мне очень жаль.

– А мне уделишь внимание? – спросила Роза, поднимаясь с помощью поручня.

Доктор спрыгнул с консоли и погладил девушку по руке:

– С тобой всё будет хорошо, – сказал он тем же воркующим голосом.

– Нет. Прибереги это для своей приборной панели, – одёрнула руку Роза.

– И для меня, если останется, – отозвался Джек. Сделав кувырок, он заулыбался и сел. – Тренировочный крэш-тест. Идеальное падение.

– Тогда тебе не надо, – сказала Роза и кивнула в сторону Даса. – Что произошло?

– Всё из-за временного искажения, – серьёзно начал Док-тор. – Я использовал быстрый возврат. Мы снова в библиотечных садах Бромли.

Джек осторожно поднял Даса и усадил в кресло, которое, к счастью, было привинчено к полу:

– Должно быть, генератор разломов испортил каждую клетку его тела. Бедняга больше не сможет путешествовать во времени, иначе давление временной воронки просто его разорвёт.

Роза почувствовала угрызения совести:

– Что, он не может вернуться домой?

Доктор не ответил.

– Должен же быть способ, – продолжала девушка. – Используй какое-нибудь устройство. Звуковая отвёртка не поможет?

Доктор встал над Дасом и с сожалением на него посмотрел. Роза заметила, что он избегает её взгляда.

– Таких устройств нет. Как у вас, у меня или любого другого путешественника во времени, его клеточная структура нарушилась, но она не была под защитой ТАРДИС или чего-то похожего.

– Если попытаться переместиться, его расщепит на атомы, – сказал Джек.

– И? Можно же не путешествовать во времени. Просто отвези его на другую планету, – предположила Роза.

– Любое путешествие в ТАРДИС становится причиной временных возмущений, – сказал Доктор. – Я не могу. И ради интереса, какую планету ты предлагаешь?

Роза знала, что эта грубость – лишь прикрытие, появляющееся тогда, когда он расстраивается или беспокоится. Она встала прямо напротив Доктора, который смотрел куда угодно, только бы не на Даса или на неё.

– Значит, он застрял на Земле, в этом времени, навсегда? А как же обещание, Доктор?

Он, наконец, посмотрел ей в глаза, и на мгновение Роза увидела в них что-то похожее на слабость и беспомощность.

Затем Доктор приободрился и направился к ячейке, встроенной в одну из стен:

– Нужно вернуться назад, Роза, выяснить, как он сюда попал. Но ничего не изменится.

– Погоди, – подошла к нему спутница. – Он должен остаться, жить здесь? Как ты ему об этом скажешь?

Открыв дверцу, Доктор стал копаться в ячейке.

– Ну, мне и так со многим предстоит разобраться, – немного погодя сказал он.

– Так говорить буду я, – вздохнула Роза.

– Ты – ближайший родственник, – не поднимая глаз, сказал Доктор.

– Полчаса назад ты говорил о его одиночестве и страхе. А теперь ждёшь, что он будет жить в Бромли XXI века, как ни в чём не бывало.

– Ну, зато менее примитивно.

Роза отошла.

– Спасибо за шутку, – сказала она. – Знаешь, что? Это всё объясняет.

– В этом не Доктор виноват, – напомнил Капитан.

– Да, но… – она посмотрела на грубое лицо Даса и его густые брови. – Как ему жить здесь? Он же запросто себя выдаст. Если только не присоединится к Oasis[7].

– Другого выхода я не вижу.

– Кто бы его сюда ни отправил, Роза, – подошёл Доктор, – это их вина. Мы должны не позволить им сделать это во второй раз или ещё чего хуже. Они могут такого наворотить.

То, что Доктор нашёл в ячейке, походило на кредитную карту. Роза моргнула – это и была кредитная карта.

– Вы трое, ждите здесь, – сказал он и, сбежав по наклонному мостику, вышел из полицейской будки прежде, чем Роза смогла возразить.

Она услышала стон и повернулась к Дасу, смотревшему на неё.

– Роза? – позвал он.

Девушка взяла его за руку и в поисках помощи посмотрела на Джека, который просто пожал плечами. Роза скривила лицо в ироничной благодарности. Потом она сглотнула, облизала губы и развернулась к Дасу:

– Послушай, у нас проблема. Большая проблема.

Был ранний вечер, и наступали сумерки. Из-за облаков всё ещё выглядывало солнце, утешавшее Даса, который вместе с Розой сидел в парке на скамейке. Он был одет в куртку и джинсы, взятые из гардероба ТАРДИС.

Тяжело было сказать, как Дас воспринял новости. Застряв в будущем навсегда, он не плакал, не визжал, не бегал с криками. Роза пришла к выводу, что, наверное, он просто с самого начала не поверил в обещание Доктора вернуть его домой.

Дас разглядывал людей, проявляя особый интерес к двум вещам: коляскам, перевозящим малышей, и мотороллерам – для взрослых.

– Здесь полно рукотворных вещей, – сказал он. – Вы постоянно их изобретаете. Всё, что вам нужно – это копья и инструменты для их изготовления. Вот что вам на самом деле нужно. Зачем вы продолжаете делать всё остальное? Создаёте пещеры, одежду. Зачем это? – Он рассмеялся. – Вы – ленивые, поэтому и изобретаете. Здесь, вы ленитесь настолько, что даже не гуляете. Вчера ночью я видел быстро передвигающиеся штуковины.

– Машины, – догадалась Роза.

В этот момент над ними пролетел самолет. Роза всё ещё ожидала, что Дас потеряет самообладание, но он просто показал на него и заметил:

– Это не птицы. Летающие штуки?

– Самолеты.

Из ТАРДИС вышел Джек, который устанавливал координаты, необходимые для путешествия во времена неандертальцев, и услышал пару последних предложений. Взглянув Дасу в глаза, он медленно и ясно, будто общаясь со слабоумным, произнёс:

– Самолёты – это транспортные средства. Чтобы люди летали. Это не звери. Их создали люди.

– Да, я знаю, – терпеливо произнёс Дас, с некоторой обидой посмотрев на Джека. Затем он взглянул на Розу и, кивнув в сторону Капитана, спросил: – С ним что-то не так?

Роза улыбнулась Джеку.

– У него просто замедленная реакция. Он всё понимает. Я была в будущем, и смогла с этим справиться, так почему же не сможет он?

Джек нахмурил брови:

– Ты из века двухуровневых технологий. У вас уже положено начало, есть понимание науки.

– И глаза, – добавила Роза.

– Да, – поднялся Дас, – в основном, я всё понимаю. Но где добыча?

– Прости? – смутилась девушка.

– Ваша еда. Где животные? – он увидел собаку, обнюхивающую клумбы. - А, вы едите собак. Они не очень сытные.

– Нам не нужно охотиться, – ответила Роза. – Мы берём еду в магазинах.

– В магазинах? – нахмурился Дас.

– В них мы платим за еду.

– Платите?

– Деньгами.

– Деньгами?

– Предупреждал же, – ухмыльнулся Джек. – Тебе достался выдающийся ученик.

Но Роза не успела ответить, потому что подошёл Доктор:

– Так, несколько вопросов я уже уладил. – Он хлопнул Даса по плечу. – А ты как?

– Я многое понял, – ответил он. – Но не совсем ясно на счет еды, магазинов и денег.

– Джек объяснит, – сказала Роза и повернулась к Доктору. – Нельзя просто взять и бросить его здесь. Хоть он и может сойти за человека, но ответственность лежит на нас.

– А кто сказал, что мы бросим? Чтобы освоиться, ему понадобится рука помощи.

– Это займёт время, – сказал Капитан.

– Да, займёт, – подтвердил Доктор. – Поэтому начинай-ка прямо сейчас.

– Я? – удивлённо заморгал тот.

Доктор достал из кармана большой конверт и передал Джеку.

– Всё здесь. Ключи от квартиры. И адрес, – он дал ему клочок бумаги и указал пальцем, – это в том направлении. Немного тесновата, и мебель отвратительна, и занавески в зале пообтрепались, и я бы на вашем месте сразу почистил душ. Но два молодых профессионала справятся лучше. Очень милая управляющая. Она вам понравится, и ей очень легко угодить. О, и лучше, чтобы у тебя было это. – Доктор дал Джеку кредитку. – На ней полмиллиона фунтов стерлингов. Пин-код – единица. Не трать всё сразу. Идём, Роза.

Капитан Джек с изумлением посмотрел на карточку.

– Это же психо-кредитка. Их запретили после бесконечного обвала на Бэйдафане. Я годами пытался такую достать…

– И теперь она у тебя есть, – сказал Доктор. – Вернёмся через месяц! А точнее, через четыре недели.

Роза остановилась и повернулась к неандертальцу:

– Дас, Капитан присмотрит за тобой, поможет подняться на ноги… Всё будет хорошо. Всё нормально. Большинство людей хорошие.

– Возьми ему приличной одежды. В Кройдоне[8] неплохой Гэп[9]. Работает на меня, – посоветовал Повелитель времени, отпирая двери ТАРДИС. – Увидимся.

– Я же не из этих мест, – подбежал Джек.

– Всё верно, – подтвердил Доктор, кивая в сторону Даса. – Как и он.

– Ты везде впишешься. Парень, который всё видел и всё делал, – поддразнила Роза и зашла в ТАРДИС.

– Доктор, разве Роза – не лучший выбор? – протестовал Джек. – Она из этого времени, знает окрестности. Не буду ли я полезнее там, куда вы направляетесь?

– Может, и будешь, – засомневался Повелитель времени, – но Роза мне нравится больше. Держись подальше от неприятностей, красавчик! И не позволяй себе лишнего!

Когда ТАРДИС с обычным скрипом и скрежетом начала исчезать, Дас едва ли вздрогнул. Джек предположил, что насмотревшийся в один день столькими странностями, не заметит разницы, увидев ещё одну. Как ничего не заметили и люди в парке.

Джек пребывал в прострации. У него был месяц, чтобы обжить неандертальца в Лондоне XXI века. С другой стороны, это вызов. И, возможно, это даже будет весело.

Он похлопал Даса по плечу:

– Начнём с магазинов, а?

B

четверг, 25 мая 26185 года до Рождества Христова, над территорией, в дальнейшем названной Британией, взошло солнце. Где-то в местности, позже ставшей известной как Бромли, мужчина по имени Джейкоб завтракал сыром из цветной капусты. Поняв, что получает недостаточно удовольствия, он потянулся к яркой металлической коробочке, закреплённой на груди, и, не глядя, ввёл пятизначную комбинацию на маленькой клавиатуре. После этого завтрак стал невероятно вкусным, лучшим блюдом, которое он когда-либо пробовал. Впрочем, такими были блюда всегда. Поэтому он ввёл в устройство другую комбинацию, и у сыра из цветной капусты появился доселе не испытанный вкус, странный, но очень приятный.

Джейкоб услышал, как в гостиную вошла жена Лин. Негромко вздохнув, она пододвинула к кухонном бару стул и налила немного сока с таким же сырным вкусом.

– В чём дело, дорогая? – спросил Джейкоб.

Она не ответила и смотрела в пустоту с не понятным ему выражением лица.

– Лин?

– Знаешь, у меня вчера был диагностический тест, – мимоходом начала она. – На телефон от Шанталь только что пришёл результат. – Всё ещё держа его в руке, Лин открыла телефон щелчком и посмотрела на маленький экран.

Ощутив подкатывающее неприятное чувство тревоги, Джейкоб понял, что хочет – ужасно хочет – знать результат:

– Что там?

– Начинают отказывать почки.

Джейкоб чувствовал, как его переполняет неприятное ощущение.

– Сколько? – спросил он.

– По внешним признакам три недели, – улыбнулась Лин. – По-моему, ничего удивительного. Мне 387 лет, никто не может жить вечно. – Но улыбка была ненастоящей.

Джейкоб не совсем понимал, как реагировать в такой ситуации.

– Где моё устройство? – спросила Лин. – Положила вчера куда-то…

Джейкоб нащупал его под диванной подушкой и передал жене, которая прижала его к груди, закрепив на мягкой липучке.

– Так, быстро… – начал Джейкоб и, открыв кухонный ящик, извлёк оттуда брошюру с инструкцией. В поисках нужного раздела он пробежался по ней глазами. – Плохие новости, плохие новости… страница 43. А, вот оно. «Новость о близком конце… Комбинация 490/32».

– 490/32, – повторила Лин и ввела в устройство числа. С лица незамедлительно исчезли и неправильная улыбка, и странное выражение.

– А мне понадобится «Новость о близком конце партнёра», – сказал Джейкоб, изучая строки неразборчивого текста. – Комбинация 490/37.

Он ввёл код, и неприятное ощущение испарилось.

– Обидно, да? – взяв за руку Лин, улыбнулся Джейкоб.

– Ничего не поделаешь, – заулыбалась в ответ жена. – Мы провели вместе 90 фантастичных лет.

Висевшие на стене большие часы с гулом пробили девять.

– Я опаздываю на работу. Увидимся позже, – сказал Джейкоб. Схватив портфель, он в последний раз вкусил сыра и выбежал за дверь.

– Пока, Джейкоб, увидимся.

Когда он ушёл, Лин принялась допивать сок. Она ввела код, и у сока появился её любимый вкус – вкус творожного пудинга. Лин зевнула, потянулась и, одёрнув шторы, сделала на ковре пятно, разлив напиток Джейкоба, который тот оставил на подлокотнике дивана. Проклятье! Она же только что прибралась!


8392319975807228.html
8392395214598976.html

8392319975807228.html
8392395214598976.html
    PR.RU™